Опережающие вопросы к теме 6. Антарктида



1. Подберите материал об открытии Антарктиды.

Открытие Антарктиды

Открытие Антарктиды датируется 1820 г. - окончательное, достоверное открытие. Ранее были лишь предположения о ее существовании. Предполагают, первыми с ледяными просторами Антарктики познакомились древние жители островов Новой Зеландии, предки современных полинезийцев – маори.

Еще ближе к открытию был Джеймс Кук, развенчавший миф о пресловутой «Неведомой Южной Земле». Он дальше других проник в антарктические воды. Но и Кук вынужден был ограничиться лишь предположением: «Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или значительная земля. Напротив, я убежден, что такая земля есть, и возможно, что мы видели часть ее. Великие холода, огромное число ледяных островов и плавающих льдов – все это доказывает, что земля на юге должна быть...» Он даже написал специальный трактат «Доводы в пользу существования земли близ Южного полюса». В 1774 г. он достиг рекордной широты 71010’. Кук сказал: «…ни один человек никогда не решится на большее, чем сделал я… Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы». Но заявление это оказалось излишне самоуверенным.

Но, видимо, всегда и везде соблюдается «железное» правило: всему свое время. На «часах» истории Антарктиды оно пробило спустя 40 с небольшим лет после странствий Кука. Русским мореплавателям выпала честь начать новый отсчет времени. Два имени раз и навсегда вписываются в историю великих географических открытий: Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен и Михаил Петрович Лазарев.

Судьба свела Беллинсгаузена и Лазарева в 1819 г. Морское министерство запланировало экспедицию в высокие широты Южного полушария. Двум хорошо оборудованным кораблям предстояло совершить нелегкое путешествие. Одним из них, «Востоком», командовал Беллинсгаузен, на другом, «Мирном», начальствовал Лазарев. Много десятилетий спустя в честь этих кораблей будут названы первые советские антарктические станции.

На календаре – 16 июля 1819 г. В этот день экспедиция отправляется в плавание. Цель ее формулируется кратко: открытия «в возможной близости Антарктического полюса». Предписывается мореплавателям исследовать Южную Георгию и Сандвичевы острова (открытые в свое время Буком) и «продолжать свои изыскания до отдаленной широты, какой только можно достигнуть», употребляя «всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколь можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли». Возвышенным «штилем» написана инструкция, но никому пока не ведомо, как ее удастся реализовать на деле. «Госпожа удача» сопутствует, однако, «Востоку» и «Мирному». Подробно описан остров Южная Георгия; показано, что Земля Сандвича – не один остров, а целый архипелаг: самый большой остров архипелага Беллинсгаузен назовет островом Кука. Первые наставления инструкции выполнены.

Уже видны на горизонте бесконечные ледяные просторы; вдоль их кромки продолжают путь корабли с запада на восток. 27 января 1820 г. они пересекают Южный полярный круг и на следующий день подходят вплотную к ледяному барьеру антарктического материка. Только через сто с лишним лет снова посетят эти места норвежские исследователи Антарктиды: они назовут их Берегом Принцессы Марты. Беллинсгаузен же в своем дневнике 28 января записывает: «Продолжая путь на юг, в полдень в широте 69021'28", долготе 2014'50" мы встретили льды, которые представлялись нам сквозь шедший снег в виде белых облаков». Пройдя еще 2 мили к юго-востоку, пишет Беллинсгаузен, удалось наблюдать «сплошные льды», «ледяное поле, усеянное буграми».

Корабль Лазарева находился в условиях гораздо лучшей видимости. Капитан наблюдал «матерый лед чрезвычайной высоты», и «простирался оный так далеко, как могло только достигнуть зрение».

Этот лед и был частью ледяного щита Антарктиды. Так 28 января 1820 г. вошло в историю как дата открытия антарктического материка. Еще два раза (2 и 17 февраля) «Восток» и «Мирный» близко подходят к берегам Антарктиды.

Инструкция предписывала «отыскивать неизвестные земли», но даже самые решительные из ее составителей не могли предвидеть столь феерического ее выполнения.

Приближалась зима в Южном полушарии. Корабли экспедиции берут курс на север, бороздят воды тропических и умеренных широт Тихого океана. Проходит год. "Восток" и "Мирный" снова направляются к Антарктиде, трижды пересекают Южный полярный круг.

22 января 1821 г. глазам путешественников предстает неизвестный остров. Беллинсгаузен называет его островом Петра I – «высоким именем виновника существования в Российской империи военного флота». А 28 января – ровно год минул со дня исторического события – в безоблачную солнечную погоду экипажи кораблей наблюдают гористый берег, простирающийся к югу за пределы видимости, – на будущих географических картах появится Земля Александра I. Теперь уже не оставалось никаких сомнений: Антарктида – не просто гигантский ледяной массив, а настоящий «земной» материк, отнюдь не «материк льда», как называл его в своем отчете Беллинсгаузен.

Впрочем, сам он ни разу не говорил об открытии материка. Не из чувства ложной скромности: он понимал, что делать окончательные выводы можно, лишь «переступив за борт корабля», проведя исследования на берегу. Ни о размерах, ни об очертаниях континента Беллинсгаузен не мог составить даже приблизительного представления. На это потребовались многие десятилетия.

Завершая свою «одиссею», экспедиция подробно обследовала Южные Шетландские острова, о которых до тех пор было известно лишь то, что их наблюдал в 1818 г. англичанин В. Смит. Острова были описаны и нанесены на карту. Многие спутники Беллинсгаузена были участниками Отечественной войны 1812 г. В память о ее эпизодах отдельные острова получили соответствующие названия: Бородино, Малый Ярославец, Смоленск, Березина, Лейпциг, Ватерлоо. Не правда ли, сколь причудливой бывает географическая топонимика?! И несправедливо, что впоследствии они были переименованы английскими мореплавателями. Между прочим, на «Ватерлоо» в 1968 г. основана самая северная советская научная станция в Антарктиде – Беллинсгаузен,

Плавание российских кораблей продолжалось 751 день, и протяженность его немного не достигала 100 тыс. км.: это все равно, что два с четвертью раза обогнуть Землю по экватору. 29 новых островов были нанесены на карту.

Так началась летопись изучения и освоения Антарктиды, в которую вписаны имена исследователей из многих стран.

28 января 1820г. день открытия Антарктиды, шестого континента Земли. Но только почти 80 лет, в 1899 г. здесь, на мысе Адэр, впервые высадились люди – 10 человек во главе с норвежцем Карстеном Борхгревинком. Эти люди впервые отважились провести антарктическую зимовку. И хотя она оказалась нелёгкой, было установлено: жить в Антарктиде можно.

2. Найдите и прочитайте дополнительную литературу об открытии Южного полюса.

Открытие Южного Полюса

О Южном полюсе мечтали многие. В октябре 1911 года, морозной антарктической весной, к Южному полюсу почти одновременно устремились две экспедиции, норвежская и британская. Одной руководил Руал Амундсен (он уже зимовал на судне в антарктических судах в конце XIX века и успел прославиться в Арктике, преодолев на крошечном суденышке «Йоа» лабиринт Канадского архипелага в 1903 – 906 годы), второй – капитан I ранга, кавалер ордена Виктории Роберт Фолкон Скотт. Скотт был морским офицером, успевшим на своем веку покомандовать и крейсерами, и линкорами. В самом начале XX века он провел два года на антарктическом берегу, руководя исследовательской зимовкой. Возглавляемый им небольшой отряд сделал тогда попытку проникнуть вглубь континента, и за три месяца Скотт продвинулся почти на тысячу миль по направлению к полюсу. Едва возвратившись на родину, он начал готовиться к следующей экспедиции, и хотя отнюдь не был фанатиком полюса, страстное желание достичь этой точки быстро завладело его мыслями и сердцами его товарищей. Но когда их судно «Терра Нова» было уже на пути и Антарктиде, англичане узнали, что туда же на всех парах идет «Фрам» с экспедицией Амундсена на борту и цель норвежцев – все тот же единственный и неделимый Южный полюс.

Англичане выбрали в качестве основного транспортного средства низкорослых и выносливых маньчжурских лошадок, хотя имелись у них и собаки, и даже моторные сани – новинка для того времени. До Южного полюса было 800 миль пути по страшным, разбитым бездонными трещинами ледникам, на этом маршруте (плюс столько же – обратно, к побережью!) их ждали сорокаградусные морозы даже в разгар антарктического лета, свирепая пурга с полной потерей видимости, всевозможные лишения, травмы, обморожения, гибель всех лошадей, поломка мотонарт. Когда до цели оставалось 150 миль, повернули назад последние участники группы сопровождения, и пятеро англичан, впрягшись в тяжеленные нарты с поклажей, вышли на финишную кривую, петлявшую среди трещин и ледяного хаоса антарктического высокогорья.

Норвежцы сделали основную ставку на собак – 52 отборные лайки тянули четверо нарт со снаряжением. Когда животные выбивались из сил, их скармливали более выносливым сородичам (люди тоже не отказывались от обеда из своих недавних четвероногих друзей...). Амундсен исключительно умело выбрал место зимовки и будущего старта — на целых сто миль ближе к полюсу, чем у Скотта. На своем пути, который проходил под углом к маршруту британцев, люди Амундсена не встретили ни страшных холодов, ни убийственных затяжных метелей. Норвежский отрядик осуществил поход туда и обратно в более сжатые сроки, не выйдя из пределов антарктического лета, и здесь можно лишь снова и снова воздать должное организатору экспедиции, его таланту искусного штурмана и впередсмотрящего. 17 января 1912 года Роберт Скотт и его товарищи приплыли в математическую точку Южного полюса, Здесь они увидели остатки чужого лагеря, следы нарт, собачьих лап и палатку с флагом – ровно за месяц до них полюса достиг соперник. С присущим ему блеском, без единой жертвы, без тяжких травм, едва ли не до минуты выдержав составленный им же график маршрута (и, что выглядит совершенно фантастическим, с такой же точностью предугадав сроки возвращения на береговую базу), Амундсен продемонстрировал очередное и далеко не последнее свое достижение. В дневнике Скотта появилась душераздирающая запись: «Норвежцы нас опередили. Ужасное разочарование, и мне больно за моих верных товарищей. Никто из нас вследствие полученного удара не мог заснуть».

Отряд англичан двинулся в обратный путь, от одного промежуточного склада с продуктами и топливом до другого. Люди быстро теряли силы.

Неожиданно умер самый молодой и крепкий из них Эдгар Эванс. Капитан драгунского полка Лоуренс Отс отморозил руки и ноги и, понимая что стал обузой для других, на одной из ночевок покинул палатку, добровольно уйдя на смерть. Трое оставшихся в живых надолго застряли в пути из-за жестоких метелей. До ближайшего вспомогательного склада, где их ждали пища и тепло, было 11 миль, всего 11 из тех 1600, которые они почти полностью прошли в оба конца! Но их навеки остановила нескончаемая мартовская пурга. Тела лейтенанта Генри Бауэрса, доктора Эдварда Уилсона и Роберта Скотта семь с лишним месяцев спустя обнаружила вышедшая на их поиски спасательная группа.

Рядом с телом Скотта лежала сумка с дневниками и прощальными письмами. Тут же были и 35 фунтов геологических образцов, собранных во время маршрута на скалах, обрамляющих антарктические ледники. Англичане продолжали тащить эти камни до последнего дыхания, когда смерть уже глядела им в глаза.

В своих последних дневниковых записях и письмах Роберт Скотт тщательно разобрал причины постигшей их катастрофы. Он дал наивысшую нравственную оценку каждому из своих спутников. Об одном из них сказано: «Он умер, как жил, – храбрым, истинным мужчиной и самым стойким из друзей. И ни единого слова упрека мне за то, что я заварил всю эту кашу». О другом: «Чем труднее нам становилось, тем ярче нам светил его неукротимый дух, и таким он оставался до конца — бодрым, полным надежд и непоколебимым». Последней строкой в дневнике стала фраза, облетевшая впоследствии весь мир: «Ради Бога, не оставьте наших близких».

Жене и друзьям капитан Скотт пишет так: «Мы были у полюса и умрем как джентльмены. Жалею только оставляемых нами женщин»; «Мы могли бы справиться, если бы бросили заболевших»; «Если бы мы остались в живых, то какую бы я поведал повесть о твердости, выносливости и отваге своих товарищей! Мои неровные строки и наши мертвые тела должны поведать эту повесть».

Признаваясь жене, что никаких шансов на спасение нет, Роберт Скотт просил ее заинтересовать их сынишку естественной историей, чтобы он мог в будущем продолжить его дело путешественника-натуралиста. Скончавшийся в 90-х годах доктор Питер Скотт (которому не было и года, когда его отец отправился в экспедицию, из которой так и не вернулся) стал выдающимся биологом и экологом, одним из руководителей Международного союза охраны природы и природных ресурсов.

Едва весть о гибели пятерых англичан дошла до остального мира, история состязания двух экспедиций получила громкий резонанс. Многие не только в Великобритании, но и в Норвегии, на родине Амундсена, задумались над моральной стороной его поступка. Несомненно, появление конкурента, дотоле скрывавшего свои истинные замыслы, его победа, обернувшаяся для Скотта поражением, не могли не сказаться на настроении несчастных англичан. Получив на полюсе страшной силы удар, они уже не могли не думать о том, как глянут в глаза друзьям, которые много месяцев подряд, страдая от недоедания, холода, полярной тьмы, проваливаясь в ледниковые трещины, теряя дорогу в пургу, не жалея себя, готовили их так и не состоявшийся успех.

Тела троих англичан погребены участниками поисковой партии в вечных снегах Антарктиды. Тела Эванса и Отса, несмотря на все усилия товарищей, так и не найдены. А на побережье материка рядом с базой британской экспедиции, на вершине высокого холма, обращенного к величественному ледяному Барьеру Росса, поднялся трехметровый крест, сделанный из австралийского эвкалипта.

На нем – надгробная надпись в память о пятерых погибших. И – заключительные слова стихотворения классика британской поэзии XIX века Альфреда Теннисона «Улисс»: «То strive, to seek, to find and not to yield! (что в переводе с английского означает: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»). Много позже, с выходом в свет романа Вениамина Каверина «Два капитана», именно эти слова стали жизненным девизом миллионов читателей, громким призывом для советских полярников разных поколений.

Простил ли себе Амундсен то, что случилось обжигающе-холодным летом 1911 – 1912 годов в Антарктиде? Наверное, все же не простил. Иначе не стал бы в последующие годы оправдываться перед мировым общественным мнением – ведь он был горд и самолюбив.

Если бы простил – кто знает, полетел бы он на верную смерть арктическим летом 1928 года? Тогда, перед самым отлетом «Латама», Амундсен покончил со всеми земными делами. Распродал вещи, расплатился (чуть ли не впервые в жизни) с кредиторами и отправился спасать недруга. Через 1 ч 40 мин после старта самолета связь с ним оборвалась – он погиб где-то в Баренцевом море. Несколько месяцев спустя волны прибили к северному побережью Норвегии один из поплавков «Латама».

Если бы Амундсен простил себя – не написал бы он, узнав о гибели Скотта и его спутников, поразительные по откровенности и силе слова: «Я пожертвовал бы славой, решительно всем, чтобы вернуть его к жизни. Мой триумф омрачен мыслью о его трагедии. Она преследует меня!»

Амундсен и Скотт, Скотт и Амундсен. Сегодня в той самой точке, которая принесла великую победу одному и смертельное поражение другому, ведет научные исследования антарктическая станция «Амундсен – Скотт». Южный полюс и мудрая географическая карта навеки соединили былых соперников, ушедших в бессмертие.

3. Опишите животных Антарктиды.

Условно всех антарктических животных можно разделить на две группы: наземные и водные, причем полностью сухопутных животных в Антарктиде нет.

Воды вокруг материка богаты зоопланктоном, который является главной пищей для китов и тюленей, морских котиков и пингвинов. А еще здесь обитают ледяные рыбы – удивительные создания, которые приспособились к жизни в ледяной воде. Из крупных животных чаще всего берега Антарктиды навещают голубые киты, которых привлекает сюда обилие креветок.

В пресных водах озер обитают круглые черви и сине-зеленые водоросли, встречаются веслоногие рачки и дафнии. Мир пернатых представлен пингвинами, полярными крачками и поморниками. В Антарктиде обитает 4 вида пингвинов. Самая большая популяция – императорских пингвинов. Залетают на южный материк и буревестники. Млекопитающих также мало. В основном это животные, способные жить на суше и в воде. Больше всего в Антарктиде тюленей. На побережье обитают также морские леопарды, морские слоны и Росса. Из семейства дельфинов встречаются лишь небольшие группы черно-белых или песочного цвета дельфинов, известных среди китобоев под названием "морские коровы".Вот кого здесь очень много – так это беспозвоночных членистоногих. В Антарктиде нашли 67 видов клещей, 4 вида вшей. Есть блохи, пухоеды и вездесущие комары. А бескрылые комары-звоны угольно-черного цвета обитают только в Антарктиде. Это единственные насекомые эндемики, которых можно отнести к полностью сухопутным животным.

Большая часть насекомых и беспозвоночных принесена на берега южного континента птицами.