§ 35. Природные комплексы Северного Кавказа



Вопросы в конце параграфа

1. В чем причина разнообразия ПТК в пределах Северного Кавказа?

Разнообразие природно-территориальных комплексов Северного Кавказа обусловлено их различиями в географическом положении, в частности высотой над уровнем моря.

2. Укажите, чем отличаются условия жизни жителей высокогорий и равнин Северного Кавказа.

Прикубанская равнина обладает прекрасными плодородными почвами, это одна из богатейших житниц страны. Климат этих мест умеренно теплый. Средние температуры летом +22...+24°С, но иногда бывает жарко - +40...+42°С. Вегетационный период с обилием тепла и света и достаточной влажностью длится от 220 до 240 дней. Поэтому здесь успешно возделывают теплолюбивые растения и даже однолетние субтропические культуры. Природа высокогорного Дагестана отличается от других частей Северного Кавказа своим более континентальным климатом. На высотах более 3000 м температура никогда не превышает 10°С, а 88 дней в году опускается до 5°С. На высоте 3500— 3800 м среднесуточные температуры в течение всего года не поднимаются выше 0 °С. Зима в высокогорьях холодная и сухая. Средние температуры января колеблются от -0,6 до -11°С. Безморозный период в долинах длится 147 дней. Мощность снежного покрова 40—50 см, но в долинах увеличивается до 1—2 м. Снег лежит от 107 до 189 дней. Лето влажное и прохладное. Самые влажные месяцы — май и июнь. Часто бывают ливни. Осадков выпадает до 700 мм. Средняя температура июля +20,7°С в котловинах и +8,7°С на склонах. Речная сеть довольно густая. Реки бурные, обладают большим гидроэнергетическим потенциалом. В долинах рек много прозрачных источников чистой воды, часть из которых минерализованы.

По склонам хребтов и в долинах высокогорного Дагестана развиты богатые гумусом горно-луговые почвы, покрытые субальпийскими и альпийскими лугами. Низкие температуры и крутизна склонов мешают здесь развитию земледелия.

3. По тексту параграфа и справочным материалам составьте рассказ об освоении территории Северного Кавказа.

А между тем Кавказский вопрос вошёл в русскую внешнюю политику ещё в царствование Ивана Васильевича (Грозного) и не по воле Московского правительства, а по просьбе самих владетельных лиц Северного Кавказа.

Освоение этому краю положили казаки, утвердившиеся на нижнем Тереке в городке Темени по просьбе князя Джанклиша (по московским документам Янглыч). В 1557 г. он приезжал в Москву и бил челом царю Ивану Васильевичу (будущему своему зятю) о принятии в русское подданство с сыном Сунчалеем и со всем Теменским владением. Город Темень и стал опорным и сборным пунктом Терского казачества.

В XVI веке Предкавказье было малолюдной страной, открывавшей большой простор для разных промысловых предприятий – рыболовства, охоты, пчеловодства и для колонизации, но главной приманкой для Персии (Ирана) и Турции служила большая торговая дорога между Каспийским и Чёрным морями. К полному восстановлению над нею контроля и было соперничество между этими двумя странами.

К русским кавказских туземцев, особенно кабардинцев и других «черкесов», располагала надежда на помощь со стороны московского государя против стремившихся поработить их турок и персов. В русских они видели воинственных людей, способных и за себя постоять и оказать поддержку тому или иному из враждующих соседей (чего мы не наблюдаем сегодня). Как только пали Казань и Астрахань, один за другим стали являться в Москву кабардинские, бесленейские и даже ближайшие к Крыму жанейские князья адыгской крови с просьбами о принятии их в подданство и на службу государству Московскому. Некоторые из этих князей оставались навсегда в Москве, крестились в русскую веру и становились московскими боярами.

Таким образом, с 1557 года присутствие русских на Северном Кавказе становится постоянным, их влияние на местные условия усиливалось с укреплением самой России и ослабевало, когда Россия переживала неудачи, что мы наблюдаем и сегодня. Из ближайшей истории видно – сильный Советский Союз сумел стабилизировать обстановку на всём Кавказе, этом паровом котле, но никто не воспользовался этими плодами, а наоборот, допустили внешнее влияние в этом регионе. Теперь мы пожинаем «чеченские плоды».

В течение длительного времени казаки, основные освоители этого края, жили в мире и приятельских отношениях с мало воинственными и немусульманскими ещё тогда чеченскими обществами, из которых даже брали себе жён. Но в конце XVII века среди чеченцев распространился воинственный ислам и долго длившаяся приязнь к гребенским казакам начала остывать и со временем перешла во вражду. Был упущен момент для сближения народов, как и сегодня происходит с ваххабизмом. Между эндрийскими и чеченскими кутанами (хуторами) с одной стороны, и станицами городками, с другой, стали всё чаще и чаще происходить баранты, т.е. угоны рогатого скота, лошадей и захваты пастухов. Не выдержав натиска горцев, казаки в 80-х годах XVII столетия покинули свои станицы, сады и виноградники и поселились на мысу, образуемом слиянием Сунжи с Тереком. Здесь они прожили около 30 лет, когда в 1711 г. Пётр 1, не обошедший своим вниманием и Кавказ, послал казанского губернатора П.М. Апраксина во главе военной экспедиции на Кубань, чтобы образовать в интересах большей безопасности города Терека укреплённую линию крепостных пунктов на левом берегу реки. Так было положено начало Терской кордонной линии, на которой развернулась потом от моря и до моря Кавказская линия.

Пётр приобретал Кавказ в борьбе с Персией, но императрица Анна Иоановна прекратила борьбу с Персией и, заключив в 1735 г. союз с шахом, возвратила ему все завоевания русских. Все гарнизоны и казаки были отведены на Терек, который и остался рубежом со старыми укреплениями. На его притоке Кизляре, в большум отдалении от моря, чем Терек, в 1736 г. была построена новая крепость Кизляр, на долгие годы ставшая опорным пунктом русских на Северном Кавказе.

Новое наступление по освоению Кавказа началось при Екатерине Великой. В 1783 г. признало над собою власть России Крымское ханство. Вместе с этим отходили к России и прикубанские степи, где кочевали зависимые от Крыма татары и ногаи. По Ясскому миру 1791 г. Турция признала за Россией эти её новые приобретения. Но для фактического утверждения русской власти в Прикубанье надо было оградить эту область со стороны Кавказских гор от вторжений воинственных горских племён, умиротворить племена, жившие на равнинах, и так или иначе заселить область русскими людьми. Занять Кубанскую область было необходимо и для обеспечения приазовских и прикаспийских владений России от разных диверсий Турции со стороны Кавказа. Казацкие селения на верхней и средней Кубани явились продолжением укреплённых поселений по Тереку и верхней Куме.

Начальствующий на Кавказе в 1816-1828 гг. генерал А.П. Ермолов продолжал укреплять присутствие русских в Предкавказье созданием военных поселений и укреплённых линий, замиряя воинственных горцев силой оружия. Его политику продолжил и граф Паскевич. В высшей степени тревожную жизнь приходилось вести обывателям станиц на линиях, особенно по соседству с чеченцами. Черкесы нападали в большинстве случаев открыто, но чеченцы были настоящие шакалы в деле засады и внезапных нападений. При малейшей оплошности казаков они появлялись как из-под земли, мгновенно производили резню и хватали добычу: угоняли скот и лошадей, уводили в плен детей; чего нельзя было унести, они разрушали или сжигали. В тёмные ночи они подползали вдвоём или втроём под самые городки, вырезали кинжалами проходы в плетневой ограде и похищали волов и коров. Эта тактика процветает и сегодня среди так называемых чеченских боевиков. Гены народа-разбойника проявились через 300 лет. Усмирение Предкавказья и воинственной Чечни было завершено при князе А.И. Барятинском, который отдал эту честь непосредственному исполнителю генералу Николаю Ивановичу Евдокимову: «…Обрадовали занятием Аргунского ущелья, потому что всем и каждому на Кавказе известно, какое с этим словом связано прошлое и будущее. Удивили - неимоверно малою потерею людей…» (письмо 30.12.1856 г.). А в обращении к Армии 7.4.1859 г. Барятинский все кавказские победы отдаёт Евдокимову: «Войскам левого крыла Господь Бог за великие труды и подвиги ваши наградил вас победой, неодолимые доселе преграды пали, Веден взят и завоёванная Чечня повергнута вся к стопам великого Государя. Слава генералу Евдокимову! Спасибо храбрым сподвижникам его». Нам бы сегодня таких генералов!

С умиротворением Кавказа и прекращением военной казацкой колонизации Предкавказья не прекращалось заселение этого края промышленными элементами, только характер изменился. С начала 70-х годов XIX столетия возобладала уже мирная земледельческая и торгово-промышленная колонизация. Это успокоило многих, и вопрос политики, национальной и религиозной, был если не забыт, то по крайней мере, отошёл на второй план. Но как показывают сегодняшние события на Кавказе, политика не терпит кампанейщины. Нужна твёрдая многовековая политическая программа, удовлетворяющая чаяния всех народов, населяющих данный регион. Центр, к сожалению, до сих пор её не имеет, мечется в сиеминутных решениях, а люди продолжают гибнуть во имя амбиций больших и малых руководителей, как в своё время гибли во имя славы князей и мюридов. Пора задуматься об этом и извлечь уроки из вековой истории.

4. Объясните, почему Северный Кавказ считается одной из крупнейших здравниц России.

Северный Кавказ считается одной из самых известных здравниц России, поскольку именно здесь находятся многочисленные источники минеральных вод.

5. Какие произведения русских поэтов и писателей об этом регионе вам известны?

Первооткрывателем Кавказа в русской литературе стал А. С. Пушкин. До появления его «Кавказского пленника» читатели могли встретить беглые упоминания о Кавказе в одах М. В. Ломоносова, в стихотворной повести «Бова» А. Н. Радищева и его поэме «Песнь историческая». Несколько строк посвятил кавказцам В. А. Жуковский в «Послании к Воейкову». Но лишь с появлением «Кавказского пленника» темы из кавказской жизни прочно входят в русскую литературу, приобретая значение литературной традиции. Высокая традиция поэтического интереса к Кавказу, принесшая столько плодов в XIX столетии, была продолжена и развита в поэзии XX века. Отдавая дань великим достижениям в разработке кавказской темы своих гениальных предшественников, обращаются к теме Кавказа И. А. Бунин, В. Я. Брюсов, К. Д. Бальмонт и другие. Начинается своеобразное паломничество русской поэзии на Кавказ. С большой силой прозвучав в стихах В. В. Маяковского, А. С. Есенина, О. Э. Мандельштама, тема Кавказа входит в поэзию Н. Н. Асеева, Б. Л. Пастернака, Н. С.Тихонова, Н. А.Заболоцкого и других современных поэтов.